Преп. Анастасий Синаит о значении определений для сохранения Православия

«Ибо как не может тело само по себе, лишенное души, обрести жизнь, так и соблюдение заповедей без сохранения Православия не может принести пользы человеку. Ведь то, чем является душа для тела, то же есть и Православие для духа. Поэтому прежде всего, если угодно, будем радеть о стяжании бесстрастной мысли о Боге и божественном, будем усваивать и беречь ее, дабы возводимое на чистом и незыблемом основании здание, все и во всем соделалось безупречным, скрепляемое Христом, Которого мы благочестиво почитаем как Краеугольный Камень нашей веры, и дабы было это здание непоколебимым при всех ударах и натисках еретической ворожбы.

Поскольку предварительному постижению и обдумыванию действительных определений присуще быть прочным основанием и незыблемым краеугольным камнем всякой разумной мудрости, то они должны предшествовать нашему рассуждению, как надежные путеводители. Ибо немногие (особенно в нашем поколении) проявляют усердие и не боятся потрудится для того, чтобы научиться определениям и уметь заранее обдумывать их.

Следует знать, что многие из еретиков, с которыми мы встречались, пытались догматствовать о Христе, словно сражаться в ночной битве или участвовать в схватке слепых. Беседовать с ними мы могли, лишь с трудом удерживая смех, особенно, когда это происходило в городе Александрии. Ибо что может быть более смехотворным подобных собеседований? – Они догматствовали о природе, но не знали, каково определение природы; спорили об ипостаси, но не ведали, что такое ипостась. И все остальное подобным же образом.

Мы же, при содействии Христовом, с младых лет воспринимали по частям из Отеческого Предания наставление в определениях. Благодаря этому мы рассматриваем всех противников наших как слабейших, видя в них тех, кого следует обратить к Богу посредством такого же наставления. А всех православных увещеваем прежде всего радеть о знании определений, особенно тех, которые относятся к учению о Христе, чтобы не быть вам слепыми чужестранцами, а говорящему для вас – также чужестранцу»
(Путеводитель I, 3).

Ж.-К. Ларше VS митр. Иоанн (Зизиулас)

Интересный обзор полемики по теме персонализма в предисловии Г.И. Беневича к русскому переводу "Богословско-полемических сочинений" преп. Максима Исповедника (изд-во РХГА, Святая гора Афон, СпБ, 2014. Стр. 169-173).

<..>Выше мы уже затрагивали ряд спорных вопросов, связанных с исследованием Opusc., полемикой с монофелитами и пониманием учения прп. Максима. Перечислим кратко самые существенные из них.

История полемики с моноэнергизмом и монофелитством, участие в ней свт. Софрония и прп. Максима, датировка и последовательность написания Богословско-полемических сочинений, не говоря уже о соотношении официальной (греческой) и альтернативной (сирийской) версии жизни прп. Максима — все это вопросы, на которые нет окончательного ответа. В последнее время было высказано несколько новых гипотез о ходе полемики и участии в ней прп. Максима, которые мы выше кратко описали. Отсутствие критического издания Богословско-полемических сочинений, определенности относительно времени написания, авторства и источников Диспута с Пирром еще больше затрудняет решение перечисленных вопросов.

Однако помимо проблем фактологических, не меньший интерес представляют вопросы герменевтические, связанные с пониманием наследия прп. Максима и сути полемики между диофелитами и монофелитами. Что касается второй темы, то выше мы уже обратили внимание на опубликованную недавно и готовящуюся к печати работы Ричарда Прайса, которые заставляют задуматься о сложившемся (особенно среди православных исследователей) понимании учения моноэнергистов и монофелитов в христологических спорах VII в.

Что касается позиции самого прп. Максима, то, имея в виду его общепризнанный авторитет крупнейшего православного богослова и философа, осуществившего богословско-философский «синтез» церковного учения, каким оно сложилось к VII в., и во многом определившего его будущее, «посредника между Востоком и Западом», не приходится удивляться, что  изучение и интерпретация его мысли, в том числе выраженной в  Opusc., остается важной задачей патрологических исследований. Играет толкование мысли при. Максима заметную роль  и у тех современных христианских богословов, которые разворачивают свою мысль с опорой на церковную традицию.

Как мы могли убедиться на примере различных подходов к вопросу об отказе прп. Максима от γνώμη и προαίρεσις у Христа, у исследователей и богословов (в том числе и у православных) нет по этому поводу единого мнения. Разные подходы к наследию прп. Максима оказывают влияние и на современные богословские споры.

Свидетельство последнего — полемика вокруг понимания его учения, в последние годы развернувшаяся между Ж.-К. Ларше и его сторонниками с одной стороны, и митр. Иоанном (Зизиуласом) и его последователями — с другой. Так, на прошедшей в октябре 2012 г. в Белграде конференции, посвященной прп. Максиму, Зизиулас выступил с критикой понимания прп. Максима Ларше, отвечая, в свою очередь, на критику «персонализма» Зизиуласа и Яннараса со стороны Ларше. Наиболее существенные моменты этой критики:

1. противопоставление Зизиуласом ипостаси природе, которого нет у прп. Максима;

2. уничижение природы и фактическое приравнивание ее к необходимости (точка зрения Пирра, а не прп. Максима!) и даже ко греху, чего нет у прп. Максима, у которого Ларше находит позитивное видение природы — начала волевого и энергийного;

3. приписывание ипостаси в противовес природе сугубо позитивного значения, едва ли не тождественного с благодатью, чего нет у прп. Максима, зато есть у русских и французских философов-персоналистов;

4. фактическое отождествление ипостаси с понятием «способа существования» (τρόπος ύπάρξεως) у Зизиуласа, что далеко не исчерпывает понимание ипостаси у прп. Максима, у которого τρόπος ύπάρξεως это способ существования  ипостасированной природы, а понятие существования не относится только к ипостаси, как у Зизиуласа, но означает природу в ее конкретном ипостасированном существовании; 

5. понимание Зизиуласом учения прп. Максима о логосах как о личной связи-отношении разумной ипостаси с Логосом; согласно Ларше, помимо собственного логоса, которому должен соответствовать человек, логоса, делающего его особенным и уникальным индивидом, существует множество логосов общих — родовых и природных, характеризующих его бытие, и у прп. Максима в отличие от Зизиуласа их соотношение сбалансировано, сами же божественные логосы принадлежат всему Божеству, а не только к Логосу;

6. в христологии отнесение «обновления» (или  «новоустроения») к так называемому «способу существования ипостаси», как это делает Зизиулас, а не к обновлению способа существования природ (τρόπος ύπάρξεως) во Христе и обоженных;

7. отнесение свободы и воли к ипостаси и противопоставление ипостаси как начала свободы, начала духовного — природе как началу необходимости, лишенному свободы, чего нот у прп. Максима;

8. разделение и противопоставление у Зизиуласа и Яннараса понятий ипостась, лицо и индивид, которые у прп. Максима и других отцов, согласно Ларше, используются тождественно и прилагаются не только к разумным тварям, но и вообще ко всем;

9. определение богословами-персоналистами «лица» как существа в отношении к другим, в общении; Ларше в этом понятии у отцов видит подчеркивание самостоятельного, индивидуального и особого бытия; уникальность и незаменимость человека определяется не его отношениями с другими, но его уникальным логосом в мысли и воле Божией;

10. утверждение персоналистов, что именно ипостась (а не природа с ее способностями и энергиями) делает возможным общность и общение;

11. отсутствующее у отцов противопоставления индивида, характеризующегося своими биологическими, психологическими и социальными особенностями, ипостаси ;

12. представление о «личности» как об идеале, к достижению которого следует стремиться, выходя из состояния «индивида»;

13. учение о том, что именно такая «личность» обладает свободой; согласно Ларше, ссылающемуся на прп. Максима (disp. Pyrr.: PG 91, 304С; 308А- 312А), истинная свобода связана с волей, относящейся к природе, а не к ипостаси, характеризующейся в необоженном состоянии колебаниями намерения и произволения;

14. представление, что любовь (как и свобода) есть нечто принадлежащее ипостаси; на самом деле, ипостась может лишь открыть или не открыть способность, вложенную в природу;

15. ложное представление о борьбе между личностью и природой; нельзя  говорить отдельно об онтологии личности, не говоря о природе этой личности;

16. представление персоналистов об индивиде как о чем-то негативном, низком, чего нет у отцов; на самом деле, это понятие прилагается отцами даже к Лицам Троицы;

17. неверная перспектива на все ключевые понятия отцов - ипостась, сущность, индивид, природа, которые различаются (в отдельных случаях различаются и понятия индивид и лицо), но не противопоставляются друг другу так, будто одно выше или ниже другого.

В целом Ларше считает неудачной и неоправданной попытку спроецировать проблематику современной философии, в частности, философии экзистенциализма, особенно Хайдеггера на святоотеческий дискурс. Однако ведь современная философия содержит вопросы, которыми задается современный человек, и сколь бы ни была неудачна попытка Зизиуласа и Яннараса, это не отменяет необходимости дать ответы на эти вопросы или показать, в чем их ошибочность; к сожалению, такой цели Ларше не ставит.

Наиболее существенна в контексте нашего издания критика Ларше, направленная против учения богословов-персоналистов об обожении. В этой критике он повторяет основные положения своей критики учения об обожении как «усыновлении» католических исследователей прп. Максима (школы Ж.-М. Гийу (J.-M. Le Guillou). Ларше критикует Зизиуласа за отождествление понятий усыновления и обожения и за понимание обожения не через причастие божественным энергиям, а через непосредственное усвоение способа существования Сына Божия в Его отношении к Отцу помимо причастия Божественных энергий в Теле Христовом.

В полемике с этим учением Ларше ссылается на свое понимание усыновления и обожения в учении прп. Максима. Так, толкуя Мистагогию (myst. 24: PG 91, 709С), Ларше утверждает, что усыновление (не только Богу Отцу, но и Богу Сыну, и Св. Духу) является условием обожения, а не тождественно ему. Причем и то, и другое, хотя каждое по-своему, подразумевает новую жизнь по благодати не только ипостаси, но и природы.

Полемика эта продолжается, и Ларше, как он нам сообщил, собирается вскоре опубликовать свой ответ на положения доклада Зизиуласа в Белграде, в котором последний во многом солидаризировался в своем понимании христологии прп. Максима и его учения о природе и ипостаси с рядом известных католических ученых и богословов второй половины XX в., в первую очередь с Ж.-М. Гарригом, противопоставив их трактовки пониманию Ларше.

Мы не можем здесь останавливаться на всех деталях этого спора, поскольку он еще не закончился, и мы не располагаем всеми необходимыми для его анализа материалами. Интерпретация наследия прп. Максима и, не в последнюю очередь, его Богословско-полемических сочинений стоит в центре понимания соотношения природы и ипостаси, природной воли и вклада ипостаси в акт воления, которые являются предметом спора между Ларше и Зизиуласом, а до этого были предметом полемики Ларше с католическими богословами, с позицией которых в целом солидаризируется сейчас Зизиулас. <..>

Ответ на открытое письмо об учении проф. МДА Осипова А.И.

Александр Люлька (alyulka ) пишет:

08.04.2016 года на мою электронную почту поступило сообщение с адреса секретариата Синодальной Библейско-Богословской комиссии, в котором было сказано, что «во исполнение резолюции Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла» мне направляется «заключение Синодальной библейско-богословской комиссии, подготовленное по результатам рассмотрения обращения верующих относительно спорных богословских воззрений профессора МДА А.И. Осипова», и что Святейший Патриарх «одобрил заключение СББК и поручил направить его авторам обращения» в качестве ответа.

Не имея возможности скоро связаться со всеми, подписавшими письмо, а также в виду того, что многие люди, узнавшие о письме уже после его отправления, говорили, что они безусловно подписали бы его, узнай о нем ранее, я рассудил, что текст заключения будет правильно опубликовать в сети на том же сайте, где и само письмо. Без всякого сомнения ответ Синодальной комиссии имеет важное значение для всей Русской Православной Церкви, а может быть и для Вселенского Православия, посему с ним полезно будет ознакомиться и всем заинтересованным лицам.

От лица всех причастных, мне хотелось бы высказать благодарность прежде всего самому Святейшему Патриарху Кириллу, а также Митрополиту Илариону – председателю Синодальной Библейско-Богословской комиссии, и всем членам комиссии, благодаря которым появился этот ответ. Мне самому и моим коллегам к сожалению неоднократно случалось слышать, что письмо останется без ответа, что это дело «замнут», что богословские вопросы никого не интересуют и даже что комиссия просто проигнорирует наше обращение. Мы рады, что Святейший Патриарх лично своей резолюцией посрамил всех злопыхателей и вразумил неутверждённых.

Синодальная богословская комиссия Русской Православной Церкви и вместе с ней Святейший Патриарх констатировали, что по всем пяти пунктам, вызывающим смущение у верующих, учение А.И. Осипова и его сторонников НЕ соответствует учению Православной Церкви. Верим, что это положит конец спорам учения проф. Осипова, а также попыткам навязывания этого учения в качестве учения Церкви.

Мы удовлетворены ответом Комиссии по существу и, как и всегда, готовы склонить наши умы перед соборным разумом Святой Матери-Церкви.

Александр Вячеславович Люлька


Ответ Синодальной библейско-богословской комиссии по результатам рассмотрения обращения верующих относительно спорных богословских воззрений профессора А.И. Осипова:  http://apokrisis.ru/eresi/35-otvet-na-pismo-v-patriarkhiyu


Слава Богу!! Надеюсь это послужит к тому, чтобы специфические учения, много лет проповедуемые заслуженным профессором МДАиС в качестве учения святых отцов, во-первых окончательно потеряли основания казаться таковым, а во-вторых (в идеале) прекратилась  проповедь данных учений и их распространение среди чад Русской Православной Церкви.

Еретическая формулировка в тексте, одобренном Предстоятелями Православных Церквей в Шамбези.

Оригинал взят у kiprian_sh в Еретическая формулировка в тексте, одобренном Предстоятелями Православных Церквей в Шамбези.

Несколько человек вчера прислали цитату из Проекта документа Всеправославного Собора, одобренного Собранием Предстоятелей Поместных Православных Церквей в Шамбези, 21-28 января 2016 года:

"Целью вочеловечения Слова Божия является обожение человека. Христос, обновив в Себе Самом ветхого Адама (ср.Еф. 2:15), «сообожил в Себе человека, начаток нашего упования» (Евсевий Кесарийский, Доказательство в пользу Евангелия 4, 14. PG 22, 289).
Ибо как в ветхом Адаме содержался весь человеческий род, так и в новом Адаме собран весь человеческий род: «Единородный стал человеком для того, чтобы <…> собрать воедино и возвратить к первозданному состоянию погибший род, то есть, человечество» (Кирилл Александрийский, Толкование на Евангелие от Иоанна, кн. 9, PG 74, 273D-275A). Это учение Церкви является источником всякого христианского устремления к сохранению достоинства и величия человека
" (https://mospat.ru/ru/2016/01/28/news127353/)

_____________________________________

Collapse )

.
.

Подворье Русской Православной Церкви в Софии сняло фильм об архиепископе Серафиме (Соболеве)




Фильм был снят в январе-феврале 2015 году. Премьера его состоялась в русском культурном центре в феврале этого года. Готовя этот фильм, мы ставили перед собой задачу познакомить с жизнью архиепископа тех, кто мало о нем знает. Но была и другая задача, не менее важная. В настоящее время еще живы люди, которые хорошо помнят владыку. Таковых уже совсем мало, считанные единицы. Мы хотели собрать этих людей и записать их воспоминания о владыке, их свидетельства о чудесах по его молитвам. И это нам удалось. Думаю, что фильм достиг своей цели. Уверен, что он будет интересен не только болгарскому, но и российскому зрителю» рассказал представитель Патриарха Московского и всея Руси в Болгарии архимандрит Филипп (Васильцев).

Умерла мама

+
Братия и сестры православные, помолитесь пожалуйста об упокоении новопреставленной р. Божией Любови.
Сегодня умерла.

Вышла книга преподавателя семинарии Д.И. Макарова


Монография подводит промежуточный итог более чем десятилетним разысканиям автора в области богословского учения Феофана Никейского (ок. 1315–1381), одного из наиболее видных богословов Византии Палеологовского времени. В ней подробно анализируется учение Феофана о Пресвятой Богородице на базе важнейшего источника — Похвального слова Богородице (70-е гг. XIV в.), который по значимости мало чем уступает основному труду митрополита Никейского — «Пяти словам о Свете Фаворском». Исследование различных аспектов богословия памятника проводится как в синхроническом (исихастские споры, интеллектуальная культура Византии XIV в.), так и в диахроническом аспекте. Привлекаются тексты служб Богородичных праздников — Рождества Богородицы, Введения во храм и особенно Успения, а также Акафист. Раскрываются глубинные связи памятника с предшествующей традицией православной халкидонитской триадологии, христологии, антропологии, ангелологии, мариологии. Делается вывод о православном характере миросозерцания Феофана Никейского на его завершающем этапе (уже после написания «Пяти слов о Свете Фаворском»). В приложении публикуется анализ текста «Слова» по московской рукописи (Syn. Gr. 461, ff. 1–77), а также переводы богословских трактатов иером. Никифора Влеммида (ок. 1197–1269) и св. Каллиста I, патриарха Константинопольского (1350–1353, 1355–1364).
http://epds.ru/about/news/392-news158
Collapse )

Преп. Феодор Студит. Третье опровержение иконоборцев.


Думаю, значение данного произведения преп. Феодора  для православного богословия трудно переоценить. Однако "Антирретики..", если не ошибаюсь, не переиздавались аж с 19 века (впрочем, в 2006 г., благодаря усилиям ув. Киприана вышла книга, содержащая текст третьей Антирретики, которая к сожалению имела небольшой тираж и осталась практически незамеченной). Поскольку электронный текст до сих пор отсутствует в Сети  (за исключением ЖЖ Дмитрия. Но там - частично), подумалось, что полезно будет выложить его одним файлом.

Огромная благодарность ув. Киприану (kiprian_sh) за любезно предоставленные сканы 1-й главы, а так же ув.  Дмитирию Капустину (dmitri_kapustin) за его труд.

Если сущность и ипостась различны не только в уме..

.. но соотносятся между собой как две реальности (общая сущность не просто умосозерцается в индивидах, а реально и нераздельно существует в индивидах и отличается от них как "вещь" от "вещи"), то:

1. Божество сложно, т.к. состоит из четырех "прагм": Сущности и Ипостасей.

2. В Воплощении Слово восприняло не природу в индивиде ("природа-3" по ТИПВ 55), а реальность, принадлежащую всем индивидам, а с ней, следовательно и всех индивидов со всеми существующими ипостасными идиомами, потому что реальность "общая сущность" не существует вне совокупности принадлежащих ей индивидов и первое, т.о., неизбежно подразумевает второе.